содержание Все сайты C-Rover



Бернард Бернсон (1865–1959) - американский историк искусств и художественный критик, при жизни считавшийся крупнейшим в США авторитетом в области живописи итальянского Ренессанса. Он родился в Литве, на территории Российской империи, в еврейской семье. В 1875 г. его родители эмигрировали в США. Б. Бернсон окончил Гарвардский университет, в 1887–1888 гг. работал в Париже, затем уехал в Рим.

Разбогатев на удачных атрибуциях для частных коллекционеров и музеев, Бернсон приобрел в окрестностях Флоренции, в городке Фьезоле, виллу Татти, завещав ее впоследствии Гарвардскому университету с тем, чтобы студенты разных стран имели возможность изучать классическое искусство Италии

В 1894 г. Бернсон выпустил книгу «Начала знаточества» («Rudiments of Connoisseurship»).

В 1894–1907 гг. Бернсон работал над своим главным трудом – «Итальянские живописцы Ренессанса». Его первое издание вышло в Лондоне в 1953 г. На русском языке книга была выпущена под названием «Живописцы итальянского Возрождения» (М., 1965); последующие издания на русском языке – 1967, 1999, 2006 гг

Бернард Бернсон, по его собственным словам, «исколесил на велосипеде всю Италию» и изучил огромное количество не атрибутированных в то время произведений живописи. Большая часть из них – алтарные картины, которые художники по традиции не подписывали и не датировали.

Он умер в 1959 году в возрасте девяноста четырех лет.

Целям научных исследований Бернсона способствовал созданный им огромный и тщательно разработанный научный аппарат - библиотека свыше пятидесяти тысяч томов, превосходное собрание оригиналов старой итальянской живописи и восточного искусства, подробная картотека и, наконец, уникальная фототека, содержащая сотни тысяч снимков.

Им был составлен внушительный по количеству, свыше 12000 названий, индекс-каталог, точнее, „Перечень главных итальянских художников и их произведений с указанием местонахождения“. Изданный в 1932—1936 годах „Индекс“ был вновь переиздан в 1957 году и вобрал в свои два монументальных тома свыше тысячи трехсот репродукций лишь с картин одной венецианской школы, заимствованных из бернсоновской фототеки.

Ниже приведен отрывок из книги «Итальянские живописцы Ренессанса», в котором Бернсон говорит о фра Беато Анджелико, а также перечень его работ, приведенный в „Индексе“.


Бернард Бернсон о фра Беато Анджелико

Полная уверенность в намеченной цели, глубокая набожность, абсолютная преданность искусству — вот о чем говорят произведения фра Беато Анджелико. Он был не так человечен, как Джотто, и его образы не так материальны и выразительны. Его реалистическое чувство было слабее, чем у Джотто, но проявилось в тех областях, которые последний не затрагивал.

Джотто не проявлял своего личного отношения к изображенному предмету - ему достаточно было суметь его выразить и передать в жизненно убедительных образах. У фра Беато, напротив, на первый план выступает личное отношение к действительности или, если хотите, чувствительность. В этой сфере он не знал себе равных! „Когда бог в небесах — благоденствие и мир на земле“ — это было для него аксиомой, и он так непосредственно поддавался своим благостным настроениям, что не видел вокруг себя зла, превращаясь порой в настоящего ребенка. Он не мог вообразить себе ада и населял его домовыми и привидениями; его сцены мученичества — это спектакли с игрой в палача и жертву. Чисто детское отчаяние и плач св. Иеронима почти портят впечатление от одного из самых сильных произведений фра Беато — „Распятия“ в монастыре Сан Марко во Флоренции. Но зато он щедро расточал свой талант на жизнерадостные и восторженные изображения бога, любовно заботящегося о человеческом роде. А ведь возможности фра Анджелико были не малыми! Осязательную ценность и чувство композиции, правда, уступающие джоттовским, но превосходящие других, он сочетал с очаровательными, живыми, выразительными лицами и нежной прелестью колорита. Что внушает нам большее чувство обновления, чем его „Коронование мадонны“, где столько радостных улыбок, где линии и краски, подобные цветам, счастливо сочетаются с детской и простой, но в то же время несравненно прекрасной композицией? И ко всему этому — наличие осязательной ценности, которая заставляет нас увериться в реальности райской сцены, хотя мы и не можем понять до сих пор, как фигуры могут так стоять, так сидеть и так преклонять колени? Но, по правде сказать, нам это и не важно! Как удивительно передает фра Беато вдохновлявшие его чувства, хотя повествовательный смысл события остается для нас нераскрытым.

При всей его простоте и бесхитростности он, однако, необычайно сложен, будучи типичным художником переходного времени от средневековья к Возрождению. Если его чувства связаны еще со сферой средневековых представлений, то чисто земная радость, испытываемая им, почти адекватна нашей, так же как адекватны и средства ее художественного выражения. Мы слишком склонны забывать переходный характер творчества Беато Анджелико и, ставя его в ряд с художниками Возрождения, упрекаем за неуклюжесть фигур и неловкость их движений. Но как раз в этом отношении он настолько преуспел по сравнению со своими предшественниками, что если бы Мазаччо не превзошел его, то мы могли бы относиться к фра Беато Анджелико, как к новатору. Больше того, он был первым итальянским живописцем, писавшим пейзажи, если их можно так назвать (вид Тразименского озера близ Кортоны), и первым, кто дал нам изведать радостное чувство природы. Как непосредственно ощущаем мы свежесть и весеннюю прелесть садов на его фресках „Благовещение“ и „Христос с Марией Магдалиной“ в монастыре Сан Марко во Флоренции!


Индекс работ Фра Анджелико

Agram (Croatia):

Altenburg:

Berlin:

Boston (U. S. A.):

Brant Broughton (Lincolnshire):

Cortona:

GESU:

Dusseldorf:

Florence:

MUSEO DI SAN MARCO. Frescoes, all painted from between about 1439 to no later than 1445:

S. DOMENICO DI FIESOLE (near Florence):

Frankfort a./M.:

London:

Lyons:

Madrid:

Munich:

Orvieto:

Paris:

Parma:

Perugia:

Pisa:

Rome:

VATICAN, PINACOTECA:

St. Petersburg:

Turin:

Vienna:


Реплика

Любопытно, что за 80 лет, прошедших со времени публикации Индекса Беренсона, количество живописных работ, аттрибутированных Фра Беато Анджелико, серьёзно увеличилось. Думается, эта тенденция сохранится и впредь, пока многократное возрастание художественной ценности и, соответственно, повышение стоимости и/или туристической привлекательности произведения искусства будет во многом определяться его удачным аттрибутированием.



предыдущая следующая
c-rover
2009 - 2020
содержание