содержание Фра Анжелико
Фрески

Менеджер Данных
предыдущая Фрески монастыря Сан Марко во Флоренции
Часть 2: Кельи 15-39
следующая


Распятия со святым Домиником в Кельях 15-21

Фрески Сан Марко Келья 15 Фрески Сан Марко Келья 16 Фрески Сан Марко Келья 17

Фрески Сан Марко Келья 18 Фрески Сан Марко Келья 19

Фрески Сан Марко Келья 20 Фрески Сан Марко Келья 21

Распятия с молящимся святым Домиником
1440-41. Фрески. 155 x 80 см. Кельи 15-21, Монастырь Сан Марко, Флоренция

В ходе работ по оформлению келий монахов непосредственное участие Фра Анжелико в исполнении фресок, по-видимому, уменьшалось, а доля участия Беноццо Гоццоли и других его помощников увеличилась. Это особенно очевидно в изображениях Распятия со святым Домиником в кельях послушников в южном коридоре (кельи с 15 по 21), строительство которых началось в 1441 году. Фрески были выполнены очень быстро - работа над каждой из фресок завершалась всего за два дня. Все они, вероятно, почти полностью были написаны либо Беноццо Гоццоли, либо каким-то другим помощником Анжелико, но не самим мастером - это видно по линейному изображению идеализированной фигуры Христа, особенно его грудной клетки, а также по плоскому, упрощенному моделированию хабита святого Доминика.

Эти кельи, самые большие жилые кельи в монастыре, предназначались для новых братьев, недавно принятых в монастырь. В каждой из этих келий была фреска на одну и ту же тему - Распятие с молящимся святым Домиником. Стилистическим и композиционным прототипом для них служила фреска "Святой Доминик, охватывающий Крест" в начале Коридора Клириков (2-й этаж (B) ). Однако, каждая из этих семи фресок изображает Святого Доминика в различных позах, соответствующим различным способам моления, которые практиковал и рекомендовал своим ученикам Святой Доминик.

Изображение Иисуса на этих фресках довольно натуралистично, приближающееся к изображению мирского человека. Доминик показан в профиль, в строгой одежде, без лишних эмоций, но его глубокое отношение к Христу ясно проявляется через его позу и набожные жесты. Сцена Распятия здесь вырвана из контекста и не ставит цели показать некоторое реальное событие. Она представлена на плоском белом фоне так, словно это книжная миниатюра. На страницу иллюстрированной книги также намекает и рамка вокруг фрески (в келье 15 сохранилась оригинальная рамка). Присутствие Святых в библейских сценах на фресках Сан Марко было отправной точкой для медитации монаха, помогавшей ему изучать священные тексты и готовиться к проповедованию. Жесты доминиканских Святых во фресках составляют некий дидактический иллюстрированный язык, на котором эти картины "говорят" зрителю, как подражать модели.

Дело в том, что существовало полное иллюстрированное руководство, называемое De modo orandi, написанной во второй половине 13-го века. Оно распостранялось как приложение к Житию Святого Доминика. В нём каждый жест и поза молящегося доминиканского монаха связывалась с конкретным образом или способом молитвы. De modo orandi основывался на убеждении, что конкретное состояние мистического сознания может достигаться принятием конкретного физического положения. Таким образом художник изобразил жесты или действия для вызова девяти внутренних состояний: 1) Почитание, с глубоким поклоном от талии 2) Изнеможение Смирения 3) Бичевание Раскаяния 4) Сострадание, Повторяющееся коленопреклонение 5) Размышление, Стоя вертикально, руки перед грудью, 6) Просящий Бога, Стоя, раскинув руки 7) Положение Экстаза, Руки, поднятые вверх 8) Воспоминание, Читающий 9) Энтузиазм к проповеди. Шесть из них изображены на фресках в кельях 15-21.

Фрески Сан Марко Распятие с Богоматерью
1440-41. Фреска. Келья 22. Монастырь Сан Марко, Флоренция

Скорее всего, фреска в келье 22 написана с участием Беноццо Гоццоли, ученика Фра Анжелико.

Фрески Сан Марко Распятие с Богоматерью и Св Домиником
1440-41. Фреска. Келья 23. Монастырь Сан Марко, Флоренция

Фреска кельи 23 представляет редкий для Италии тип Распятия - с Христом, пригвождаемым к Кресту Добродетелями. На ней изображены парящие вокруг Креста Добродетели с молотками, которыми они забивают гвозди глубже в дерево. Известно около 20 работ с подобной иконографией и только две из них находятся в Италии, остальные - в регионе севернее Альп.

На этой фреске высокое качество живописи присуще фигуре Святого Доминика. Его лицо, эффектно подсвеченное сзади, мягко спадающие складки хитона с явным трехмерным эффектом - это, вероятно работа самого Фра Анжелико. Остальная часть фрески выполнена, видимо, двумя его учениками. Так, судя по некоторой склонности к графическому стилю, фигуру Христа, возможно, рисовал Беноццо Гоццоли. Но и участие в ней самого Анжелико не исключено.

Фрески Сан Марко Крещение Христа Иоанном
1440-41. Фреска. 179 х 148 см. Келья 24, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Фреске в келье 24 свойственна некоторая несогласованность фигур, выполненных с каллиграфической тщательностью. Здесь заметен некоторый упор на линии, что повышает декоративность фрески, но снижает её выразительность. Её автором мог быть сотрудник Фра Анжелико Заноби Строцци.

Эпизод крещения, о котором свидетельствуют четыре евангелия, представлен в келье 24 как момент, когда небо и земля воссоединяются. Согласно Библии, небо разверзлось - это представлено множеством облаков вокруг голубя, представляющего Дух Божий. Деятельность Иоанна Крестителя вызвала широкое народное движение, которое готовило приход Царствия Небесного. Обряд крещения был создан, чтобы отпускать грехи. Иисус принял участие в этом движении и Иоанн его назвал «тем, кто должен был прийти». Иисус не нуждался в очищении от греха. Представляется, что его крещение - солидарность с народом, его вход в большое движение ожидания прихода Царствия Небесного, которому Иисусу собирался посвятить всю свою жизнь, отказываясь от любого другого образа жизни. Речь идет о новом этапе жизни Иисуса. Он стоит без одежд, его тело сияет, Иоанн выливает ему воду на голову щедрым и энергичным жестом.

Фрески Сан Марко Распятие с Марией, святым Домиником и Марией Магдалиной
1440-41. Фреска. 176 х 136 см. Келья 25, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Фигура Христа на этой фреске может принадлежать руке самого Фра Анжелико.

Фрески Сан Марко Муж скорбей
1440-41. Фреска. 165 х 142 см. Келья 26, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Фреска следует традиционной иконографии и изображает Христа, демонстрирующего свои раны, на фоне орудий Страстей. Однако иконография этой фрески значительно шире, чем это бывает обычно - вместе с традиционными орудиями Страстей здесь изображены Поцелуй Иуды, а также Отречение Петра.

Фрески Сан Марко Муж скорбей. Фрагмент

Замечательно нарисованная голова Петра выдаёт руку мастера. Это, видимо, работа самого Фра Анжелико. Его же руке, скорее всего принадлежит и фигура Богоматери со свойственными мастеру элегантными линиями и компактной моделировкой фигуры. Фигура Христа и Святого Доминика (или Святого Фомы Аквинского, как можно судить по перу и книге в его руках) могли быть исполнены другим художником, может быть Беноццо Гоццоли.

Фрески Сан Марко Бичевание Христа
1440-41. Фреска. 165 х 142 см. Келья 27, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Пилат понял, что верховные жрецы отдали под суд невиновного, но он полагал, что их неприязнь к Иисусу удовольствовалась бы его унижением посредством бичевания. Сцена бичевания представлена Анжелико на этой фреске очень сдержанной и очень торжественной. Она происходит в роскошном обрамлении – Иисус стоит на возвышении в торжественном зале с колоннами, с частью стены, закрытой красным. Этот цвет, подходящий разве что для королевского дворца, резко контрастирует с телом Христа, привязанного к колонне. Христос как бы противостоит зрителю – молящемуся в келье монаху, который стоит перед ним со стороны, с которой происходит бичевание. Таким образом создается сопереживание в духе покаянной практики, развившейся после большой эпидемии чумы, опустошившей пол Европы. Чувство вины рождалось из интерпретации этой эпидемии как посланного Богом бедствия для наказания за грехи народа.

Фрески Сан Марко Несение креста
1440-41. Фреска. 148 х 131 см. Келья 28, Монастырь Сан Марко, Флоренция

По сравнению с другими фресками эта работа меньше по размеру. Пропорции фигур персонаженй на ней несколко не соответствуют друг другу. Если фигура святого Доминика и прозрачная фигура Христа, богатая своей выразительной интенсивностью, могут быть отнесены к работам Анжелико, то непропорционально большая, плоская и несколько угловатая фигура Марии написана, скорее всего, его помощниками.

Фрески Сан Марко Распятие с Марией и святым Петром Мучеником, Голгофой и черепом Адама
1440-41. Фреска. Келья 29, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Возможно, что исполнение этой фрески, включая её рисунок, Анжелико поручил своим соратникам. Об этом можно судить по слишком широким мазкам, которыми написаны складки мантии Богоматери и скальные камни вокруг, а также некоторым трудностям с изображением левой руки Петра Мученика. Это мог быть Беноццо Гоццоли или Баттисто ди Бьяджо Сангвини.

Фрески Сан Марко Распятие с Богоматерью и Св Домиником
1440-41. Фреска. Келья 30. Монастырь Сан Марко, Флоренция

Распятие с горюющей Марией, сидящей на земле - тема, созвучная работам Лоренцо Монако. Это весьма качественная фреска. Фигура святого Доминика, возможно, написана Беноццо Гоццоли, а вот фигуры Марии и Христа могут быть работами самого Анжелико.

Фрески Сан Марко Христос спускается к Адаму, чтобы освободить его из ада
1440-41. Фреска. 183 х 166 см. Келья 31, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Тема этой фрески - ответ на вопрос: какова судьба тех, кто жил до Христа? Какова судьба благочестивого человека, который жил, надеясь на приход Спасителя? Традиция говорит, что они не погибли, они просто ждали. Авраам желал увидеть свет Иисуса и он его увидел – говорит Христос в Евангелии от Иоанна.

Иисус разбивает двери ада, которые падают, придавливая черта, другие черти убегают. В гроте он находит толпу. Христос обращается к первому из них, Адаму, который находится здесь вместе с Евой. Христос вызволяет их из тюрьмы, он – их освободитель.

Автором идеи этой фрески мог быть только Фра Анжелико. Фигуры Иисуса и освобождаемого им заключенного мастерски смоделированы оттенками белого, хотя некоторая неопределенность положения тела Христа и оставляет возможность участия в работе над ним Беноццо Гоццоли, а также другого ассистента, работавшего над фигурами в глубине.

Фрески Сан Марко Христос и 12 апостолов (Нагорная проповедь)
1440-41. Фреска. 190 х 198 см. Келья 32, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Иисус показан не в ореоле славы, а просто сидящим прямо на земле; вокруг него не толпа, а его ученики, которые сидят вокруг него, внимая его словам. Иисус не поучает, он среди своих друзей как брат среди братьев. Ученики слушают его со вниманием, их глаза обращены к лицу Христа, за исключением одного. В соответствии с живописной традицией эпохи обычно один из персонажей картины изображается смотрящим на зрителя: обменом взглядами осуществляется общение, зритель как бы вовлекается в круг персонажей картины. Это как раз то, что должно случиться с монахом, который молится в своей комнате. Интересно движение рук Иисуса: одна указывает на небо, где находится Бог невидимый и возвышенный, другая держит свиток. Это Тора - Иисус пришел «не уничтожать, но выполнять Закон Моисея».

Фрески Сан Марко Искушение Христа
1440-41. Фреска. 174 х 137 см. Келья 32а, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Эта фреска была обколота с одной стороны, когда сносили часть кельи, чтобы открыть окно на монастырь. Два последовательных эпизода этой сцены представлены на фоне богатого пейзажа, простирающегося на все пространство фрески. На вершине горы Христос подвергается искушению и отвергает дьявола, чья дьявольская натура проявляется из человеческого облика в виде когтей и крыльев летучей мыши. Внизу ангелы предлагают пищу и питье неподвижно сидящему Христу, погруженному в молитву. Здесь интересно наличие бытовых деталей в этой божественной сцене.

Думается, что нижняя часть фрески написано Анжелико, а её верхняя часть - Гоццоли.

Фрески Сан Марко Поцелуй Иуды
1440-41. Фреска. 182 х 181 см. Келья 33, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Небо в этой сцене черно, но персонажи хорошо видны на фоне голой земли цвета охры. Иуда приблизился к Иисусу с поцелуем, указывая на него стражникам, готовым его схватить. Святой Петр поражает одного из слуг верховного жреца ножом, но Иисус останавливает сопротивление и дает ученикам возможность убежать и, таким образом, спасти свою жизнь. Этот выбор Иисуса обусловлен его решением пройти дорогой Страстей. Созерцая Иисуса, взгляд которого останавливается на Иуде, молящийся в этой келье монах вспоминает слова Нагорной проповеди, дороги к спасению – жить в прямолинейности, без гнева и злопамятства, не платя той же монетой.

Эта фреска была создана совместными усилиями Анжелико и его помощников, скорее всего, Заноби Строцци.

Фрески Сан Марко Поцелуй Иуды. Фрагмент

Фрески Сан Марко Вхождение в Иерусалим
1440-41. Фреска. Келья 33а, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Фрагментарность этой фрески объясняется теми же причинами, что и фрески кельи 32. Анжелико поручил работу над фигурами апостолов своим сотрудником, вероятно, Заноби Строцци.

Фрески Сан Марко Моление о чаше; Мария и Марта
1440-41. Фреска. 177 х 147 см. Келья 34, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Сейчас эта фреска аттрибутируется как работа Беноццо Гоццоли, но две яркие женские фигуры, в частности, лицо Марии напоминает лицо Богоматери на фреске Распятие Христа, в которой чувствуется рука Фра Анжелико. Однако левая часть фрески, как кажется, принадлежит тому же помощнику, который работал над фреской "Арест Христа" (Поцелуй Иуды).

В свою последнюю ночь с учениками Христос ушел с ними в Гефсиманский сад, где попросил учеников наблюдать и молиться с ним. Однако, обремененные усталостью, они уснули и оставили его одного. Иисус молился в одиночестве: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты.

Фрески Сан Марко Моление о чаше. Фрагмент

Фрески Сан Марко Моление о чаше. Фрагмент

Автор вводит в сцену Марфу и Марию, сестер Лазаря. Мария читает Библию, Марфа слушает ее чтение. Женщины в этих обстоятельствах проявляют себя лучше мужчин – они наблюдают и молятся вместе с Иисусом, и они будут первыми свидетелями Воскрешения.

Фрески Сан Марко Мария и Марфа. Фрагмент


Фрески Сан Марко Причастие Апостолов
1440-41. Фреска. 186 х 234 см. Келья 35, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Согласно Евангелию, таинство Евхаристии (Святого Причастия) было установлено Христом во время традиционной предпасхальной еврейской трапезы. Однако Анжелико осовременивает эту сцену, представляя современный ему латинский обряд. На столе нет ни блюд с пищей, ни приборов, ни вазы с цветами. От трапезы оставлен только стол и белая скатерть. Апостолы показаны не столько гостями, сколько первопричастниками, которые с набожностью принимают причастие из рук Спасителя. Чтобы не сидеть спиной к зрителю, апостолы на ближней половине стола оставили свои места и встали на колени. Среди них Иуда, с черным нимбом, его фигура скрыта.

Чувства апостолов проявляются в движении их рук – руки находятся на разной высоте, у кого-то они скрещены, у кого-то подняты в просьбе милости и заступничества. Мария стоит на коленях, слева. Открытые окна позволяют увидеть дома вокруг и окна келий. В проеме двери справа видна площадь с колодцем, так что сцена евхаристии как бы помещается в центр всей жизни дома.

Фрески Сан Марко Воздвижение креста
1440-41. Фреска. 169 х 134 см. Келья 36, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Фрески Сан Марко Распятие Христа и двух разбойников
1440-41. Фреска. 233 х 183 см. Келья 37, Монастырь Сан Марко, Флоренция

О двух разбойниках, распятых вместе с Христом, с большими или меньшими подробностями говорят все четыре евангелиста. Их имена Гестас и Дисмас — сообщаются в апокрифическом Евангелии Никодима. «Золотая легенда», источник, из которого скорее, нежели из Евангелия Никодима, западные художники черпали сведения для своих живописных трактовок христианских сюжетов, дает для злонравного (нераскаявшегося) разбойника несколько иной, хотя и близкий никодимовскому, вариант имени — Гесмас (Gesmas) (в греческих и русских источниках имеются еще и другие варианты имен разбойников). Один из разбойников — Дисмас — по свидетельству Луки, раскаялся. Художники, которые брали за основу рассказ Луки, стремились как можно ярче передать различие в душевном состоянии разбойников: раскаявшегося непременно изображали с «хорошей» стороны от Христа (по Его правую руку), на его лице умиротворение. В данном случае Дисмас изображен с нимбом.

Фрески Сан Марко Распятие Христа и двух разбойников. Фрагмент


Фрески Сан Марко Распятие Христа со святой Марией и святыми
1440-41. Фреска. 152 х 112 см. Келья 38, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Келья 38 служит вспомогательным помещением, своего рода "прихожей" к следующей келье - она открывалась в большее, слегка изогнутое примыкающее помещение кельи 39 с большой фреской-люнетом и фреской-табернаклем, встроенным в стену. Они были спроектированы и построены специально для Козимо ди Медичи - основателя монастыря, он использовал эти кельи для духовного уединения. Эти кельи служили ему его персональной молельней.

Фреска кельи 38 изображает тот момент Распятия Христа, когда Иисус представляет Иоанна Своей Матери как ее приемного сына: "Mulier ecce filius tuus". Рядом с Марией и Иоанном изображены Святой Косьма и Святой Петр из Вероны, покровители Козимо Медичи и его сына Пьетро. Это может быть объяснено желанием вовлечь отца и сына Медичи в только что возникшие родственные отношения Марии и Иоанна через посредство их небесных покровителей.


Фрески Сан Марко Поклонение волхвов
1440-41. Фреска. 175 х 357 см. Келья 39, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Особое место среди фресок занимает фреска-люнет "Поклонение волхвов" из кельи № 39. По своему замыслу композиция ближе к Распятию в Зале капитула, чем к росписи келий. Фигуры не только развернуты в таком же фризообразном порядке, параллельно плоскости стены, как это имеет место в Распятии, но некоторые из них написаны тем же самым помощником, которому были поручены отдельные части росписи в Зале капитула. С достаточной долей вероятности можно утверждать, что этот помощник — молодой Беноццо Гоццоли. Отдельные позы предвещают построение пределлы алтаря Сан Марко, а сама фреска с ее сложно разработанной композицией и светлой декоративной палитрой более светская по духу, чем какая-либо из других росписей келий.

Фреска в форме люнеты покрывает большую заднюю стену кельи. Она изображает сцену Поклонения волхвов с большой процессией над нишей, используемой как табернакль (табернакль - в переводе "шатёр" — в католических храмах является местом или сооружением для хранения предметов религиозного поклонения, часто богато украшенное резьбой, скульптурными изображениями и т.п.; прообразом табернакля является Скиния с Ковчегом Завета). В табернакле находится фреска "Христос, восстающий из гробницы" с символами Страстей Господних.

У подножия скалистых гор процессия мудрецов разворачивается по горизонтали в ритмическом рисунке, столь дорогом Фра Анжелико. Пёстрая многоцветная процессия, составленная из мудрецов разных национальностей и их свит, и возглавляемая тремя королями, преклоняет колена и падает ниц перед Младенцем Иисусом, принося ему дары. Хорошо известно, что эта тема была очень близка Медичи и они хотели бы идентифицировать себя с Волхвами, приносящими дары Богу. Эта тема, изображенная в келье Козимо Медичи, должны была бы служить символом дара, который он приносит Богу - его поддержки доминиканцев в основании монастыря Сан Марко и, соответственно, удобным способом его прославления. Процессия также представляет в себе свидетельства необычного события, которое имело место во Флоренции между 1439 и 1944 годами - Церковного Собрания по унификации с Греческой церковью.

В центре процессии, там где сходятся линии взглядов, изображен мифический астроном с армиллярной (состоящей из колец) сферой, возможно, это Заратустра (основатель зороастризма, жрец и пророк), который по звездам предсказал появление Спасителя.

Стилистическое прочтение фрески затруднено наличием областей, которые либо испорчены, либо не завершены - таких, например, как мантия Богородицы, уже лишившейся верхнего красочного слоя. Многие исследователи считают, что эта фреска является результатом совместной работы Фра Анжелико и Беноццо Гоззолли с участием помощников. Анжелико наверняка участвовал в этой работе и его участие не ограничивалось работой на общей композиционной концепцией фрески. Молодой король, изображенный в профиль на переднем плане может быть твердо аттрибутирован как работа Фра Анжелико. Его лицо очень напоминает лицо Марии Магдалины на фреске в келье 1 "Не прикасайся ко мне". Похожие технические и стилистические характеристики могут быть обнаружены и в двух центральных фигурах - человека с бородой, выглядывающего из-за спин, и фигуры Святого Иосифа. Два других короля, а также фигуры Мадонны и Младенца довольно сильно упрощены, так что могут быть аттрибутированы как работа одного или двух помощников. Фигуры в конце процессии, справа, написаны быстрыми мазками и без большого количества деталей. Они могут рассматриваться как работа того же мастера, который участвовал в написании фрески кельи 38, скорее всего Беноццо Гоззолли.

Келью 39, превосходящую другие размером, кроме Козимо Медичи занимали также папа Евгений IV и другие именитые посетители монастыря. Она особенно богата украшена Фпа Анжелико в сотрудничестве с Беноццо Гоццоли, его учеником.


Распятие с Марией, Святым Домиником и центурионами
1440-41. Фреска. Келья 40, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Это первая из четырех Распятий, представленных в кельях на северной стороне северного коридора. Наиболее драматический момент события, описанного в Евангелиях от Луки и от Иоанна, запечтлен так, как если бы он возник в голове у Святого Доминика, который запечатлен на картинах в различных позах молящимся среди исторических персонажей.

Эта и следующие фрески имеют больший размер и занимают больше места на стенах келий. Благодаря белым стенам и символически черному солнцу, изображенному над крестом, они имеют несколько сюрреалистический вид.

На этой фреске внимание зрителя концентрируется на упавшей в обморок Марии, которую поддерживают Мария Магдалина и Мария Клеопа, и охваченных благоговейным страхом центурионах, стоящим на коленях в правой части картины. Эмоциональным центром всей сцены является Святой Доминик, простертый ниц перед крестом в позе, соответствующей второму методу моления, озвученному в In Modo Orandi - в желании покаяния за чьи-то грехи.

Не смотря на то, что из-за потери былой цветовой яркости уже труднее разбираться, все же видно, что фреска написана в широкой синтетической манере, очень близкой языку Фра Анжелико. Часть работы была, возможно, делегирована Беноццо Гоццоли, который, как считают некоторые исследователи, принимал также участие и в работе над концепцией этой фрески.


Распятие с Марией, Марией Магдалиной и святым Домиником
1440-41. Фреска. 181 х 160 см. Келья 41, Монастырь Сан Марко, Флоренция

На этой фреске изображен очень эмоциональный момент Распятия Христа, когда Иисус произнес слово "Жажду", которое художник написал на его груди. Один из солдат, не понимая метафорического значения этого возгласа - это была жажда Божественного внимания - реагирует на него, насмешливо предлагая ему губку, смоченную уксусом.

Вообще-то Иисусу пить было предложено дважды. Первый раз ему предложили дурманящее (наркотическое) средство (вино со смирною), предназначавшееся для облегчения физических мук (его Христос отверг), а второй раз — после этого Его возгласа: «Жажду» — ему дали уксус (Иоанн) или даже уксус, смешанный с желчью (Матфей), дабы издевательски новыми муками приблизить Его конец. Уксусом тогда именовалось кислое вино.

Воина, который подносит Христу насаженную на иссоп (Hyssopus officinalis – растение с деревянистым стеблем) и предварительно смоченную в уксусе губку легенда нарекла Стефатоном. Губка, видимо, была затычкой для сосуда с поской (напиток воинов на марше). Стефатон обычно фигурирует в паре с Лонгином, и если последний почти всегда изображается с «хорошей» стороны от Христа, то Стефатон — с «плохой». Иссоп с губкой, так же, как и копье, является одним из инструментов Страстей Господних.

Слева Святой Доминик смотрит на Распятие с руками, сложенными на груди, в позе сильного эмоционального соучастия. Богоматерь и Мария Магдалина изображены здесь же, вместе, молящиеся в скорбных позах.


Фрески Сан Марко Распятие. Укол копьем капитана Лонгинуса
1440-41. Фреска. 196 х 199 см. Келья 42, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Множество легенд и домыслов существует относительно того участника сцены, который пронзает копьем тело Иисуса. Иоанн единственный из евангелистов, кто упоминает об этом эпизоде, однако имени этого человека не называет; он говорит лишь, что это воин. В апокрифическом Евангелии Никодима говорится, а затем в «Золотой легенде» повторяется, что имя воина, пронзившего Христа копьем, было Лонгин. Он был слепым и, согласно «Золотой легенде», излечился от своей слепоты чудесным образом — кровью, вытекшей из нанесенной им Христу раны. Впоследствии, согласно преданию, он крестился и принял мученическую смерть.

Фрески Сан Марко Укол копьем капитана Лонгинуса. Фрагмент


Распятие
1440-41. Фреска. Келья 43, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Слева от креста – три человека, упомянутые в Евангелии от Иоанна. Это Мария, мать Христа, Ученик Иисуса, видимо, это Иоанн, и Мария Магдалина. Мария изображена в разбивающем ее сердце горе, она опускает глаза и наклоняется к земле. Мария Магдалина заботится о ней, как если бы она заботилась о своей собственной матери, а Иоанн поддерживает Марию сзади. Иисус еще жив, его бок еще не пронзен копьем – Анжелико представляет сказанное в Евангелии от Иоанна: перед смертью Иисус сказал Иоанну и своей матери, чтобы она была у этого ученика и была бы ему как мать. И здесь основание теологии, которая принимает Марию за мать церкви.

С другой стороны креста – доминиканский монах. Он весь в боли, его чувства выражены положением его рук. Одной рукой он поддерживает другую, которую он держит перед глазами, чтобы не видеть того, что он не может вынести. Кажется, что он плачет. В средневековой набожности дар слез считался очень ценным, рассматривался как большая милость, так как осуществлял сострадание во всей строгости этого слова. Сочувствовать – это значит страдать вместе тем, кто страдает, так что сопричастие Христу означало соучастие в спасении мира.


Святой Доминик, молящийся перед Распятием
1440-41. Фреска. Келья 44, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Этот фрагмент фрески был ранее частью большой фрески и композиционно близок к другим фрескам. Остальная часть фрески была потеряна, когда было сделано новое окно, так как старое было заложено при монтаже лестницы. Неизвестно, когда это произошло.


содержание




следующая предыдущая


c-rover
2016