содержание
Все сайты C-Rover

В данном разделе представлены фрески келий восточного коридора второго этажа монастыря Сан-Марко. Эти кельи предназначались для братьев Ордена, монахов монастыря (клириков). - в корпусе (коридоре), построенном первым.

* №02 - Положение во гроб

* №03 - Благовещение

* №04 - Распятие с Богоматерью, Иоанном, Домиником и Иеронимом

* №05 - Рождество

* №06 - Преображение Господне

* №07 - Осмеяние Христа

* №08 - Воскресение Христа

* №09 - Коронование Марии

* №10 - Принесение во храм

* №11 - Мадонна с Младенцем

* №22 - Распятие с Богоматерью

* №23 - Распятие с Богоматерью и Св. Домиником

* №24 - Крещение Христа

* №25 - Распятие с Богоматерью, Марией Магдалиной и Св. Домиником

* №26 - Муж скорбей

* №27 - Бичевание Христа

* №28 - Несение креста

* №29 - Распятие с Богоматерью и Петром Мучеником

* №30 - Распятие с Богоматерью и Св. Домиником

Общежитие монахов с двадцатью кельями было построено в 1437 году, над помещением трапезной. Построенный корпус изображен на написанной Анджелико между 1438 и 1439 годами панелью пределлы алтаря церкви Сан-Марко "Погребение святых Косьмы и Дамиана и их братьев" - справа на заднем плане площади, где происходит действие сцены.

Трапезная, где Анджелико написал Распятие (это помещение было разрушено в XVI в.), и кельи были готовы к фрескам в первые месяцы 1438 г., а роспись, включая техническую подготовку, была выполнена к концу 1438 года.

Анджелико был ответственен за концепцию всей серии, контролировал изготовление всех фресок и принимал непосредственное участие в работе над всеми фресками восточного коридора, за исключением, быть может, келий 22, 27 и 29, где фрески, видимо, были написаны его помощниками. Почти на всех фресках присутствуют джорнаты, с большой вероятностью выполненные рукой мастера.

Фреска в келье 22 принадлежит Беноццо Гоццоли, фреска "Распятие" в келье № 29 выполнена, как кажется, Баттистой ди Бьяджо Сангвини.

Фреска "Noli me tangere" в келье № 1, по общему мнению принадлежащая руке самого Анджелико, была написана позже, поскольку эта келья конструктивно относится к корпусу северного коридора, построенному только к 1441 году. Эта фреска здесь не рассматривается, она включена в следующий раздел нашей презентации.

Большинство сцен в кельях, по отношению к помещениям, где они написаны, довольно крупномасштабны. Изображения находятся напротив входа на стене с окном, в результате чего в стене словно появляются два проема, один — ведущий в физический мир, а другой — в духовный.

Келья

Фигуры всюду доминируют над простым, почти лишенном деталей окружением, они носят успокаивающий характер, ибо назначение композиций — не декорирование интерьера, но помощь молящимся братьям в их медитации. Эти фрески скромны, они написаны в простых цветах, в них нет ничего яркого, что отвлекало бы от духовных переживаний. Каждая фреска как бы выносит некоторое событие из жизни Христа в келью к молящемуся.


к.02 - Положение во гроб

Фрески Сан Марко
Келья 2, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Тема «Оплакивание мертвого Христа» широко распространена в итальянской живописи эпохи Возрождения. В евангельском контексте эта сцена сразу же следует за "Снятием с креста".

Фрески Сан Марко
Положение во гроб
1440-41. Фреска. 184 x 152 см.
Келья 2, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Композиция картины составлена из фигур, расположенных по кругу вокруг мертвого тела Иисуса, - трех женщин, святого Иоанна Богослова и стоящего слева святого Доминика, который мистически участвует в сцене, являясь примером для медитации монахов. На заднем плане виднеется пещера с саркофагом, а также несколько реалистично нарисованных деревьев и темное небо. Внизу скалы образуют обратную арку, сосредоточивая внимание зрителя на центре композиции.

Работа отличается мягкими и нежными красками, настроенными на разные, но в целом гармоничные тона. Свет через эффектную светотень придает сильный пластический рельеф персонажам, что свидетельствует об усвоении принципов, открытых Мазаччо. Пространственное расположение, хотя и не слишком глубокое, чтобы не отвлекать зрителя-монаха, хорошо откалибровано и составлено с несколькими точками схода, эффективно передавая различное положение персонажей.

Положение во гроб – свидетельство того, что Иисус умер реально, он прожил реальную жизнь – конечную, с необратимой смертью. Но представленная Анджелико сцена – не просто апологетический рассказ, это выражение таинства общения живых с миром мертвых. В крупных религиях обряды погребения предназначены для того, чтобы помочь мертвым достигнуть места своего пребывания в загробной жизни, дать им средства для выполнения последнего путешествия. Обряды подготовки тела покойника выполняются женщинами – речь идет о переходе в загробный мир, о чем-то вроде рождения в другой жизни, и это дело женщин, служанок жизни.

Стилистически эта фреска связана с панелью «Оплакивание Христа» для братства Санта Мария делла Кроче аль Темпио завершенной в 1441 г.

Анджелико, как считают, непосредственно выполнил фигуры Богородицы, Христа и Марии Магдалины. Некоторые исследователи, однако, уверены, что эта фреска - полностью автограф Анджелико. Несколько небрежно написанная фигура святого Доминика выполнена помощником (тот же помощник, вероятно, выполнил также фигуру святого Петра Мученика в «Благовещении» из кельи 3).

До реставрации фресок Сан-Марко в 1983 году часть специалистов относила эту фреску неизвестному сотруднику Фра Анджелико, которого называли Мастером фрески кельи 2 и приписывали его руке почти половину фресок, расположенных в кельях восточного коридора.

Фрески Сан Марко
Положение во гроб. Фрагмент
1440-41. Фреска. Монастырь Сан Марко, Флоренция

В сцене Положения во гроб Анджелико подчеркивает элемент сострадания. Сострадание Христу – прежде всего выражение любви. Оно представлено в образе Марии, матери Иисуса. Она поддерживает его голову как голову новорожденного, который заснул.


к.03 - Благовещение

Фрески Сан Марко
Благовещение
1440-41. Фреска. 190 x 164 см.
Келья 3, Монастырь Сан Марко, Флоренция

«Благовещение» в келье № 3 на втором этаже является частью того небольшого числа фресок Сан-Марко, которые прямо, абсолютно бесспорно атрибутируются Анджелико как по замыслу, так и по исполнению.

В отличие от прежних воплощений темы Благовещения в своих алтарях, еще имевших черты поздней готики, с богатыми мелкими броскими деталями, но уже с перспективой архитектурных структур и психологическим анализом полностью ренессансных персонажей, Анджелико порывает в этой фреске с обычаями предыдущего десятилетия, создав суровую и неприукрашенную сцену с упрощенными и облегченными фигурами, где композиционная скупость и основные приемы проистекают из сильного религиозного чувства. На эту новую фазу искусства Анджелико, безусловно, натолкнуло особое предназначение комнат, где монахи должны были предаваться созерцанию, молитвам и медитации. Это подвигло его к более существенному и более эффективному прочтению евангельских фактов, свободному от лишних декоративных отвлекающих факторов и более адекватной повествовательной и психологической непосредственности великих произведений Мазаччо, чем когда-либо раньше.

Фрески Сан Марко
Благовещение. Фрагмент
1440-41. Монастырь Сан Марко, Флоренция

«Благовещение» - одна из самых прекрасных фресок Фра Анджелико с композицией высочайшей строгости. Вместо лоджии в стиле Брунеллески, с садом и входом, ведущим в соседнее помещение, он изобразил напоминающий келью интерьер с глухой стеной, который выполняет двойную функцию: не только служит пространственным окружением для персонажей, но и заставляет зрителя полностью сосредоточиться на замкнутой в себе сцене. Крестовый свод в духе архитектуры Микелоццо, написанный с чистотой почти абстрактной формы, — один из красивейших фрагментов фрески. Трактовка движения фигур, которой уделялось много внимания в раннем алтаpe Благовещения, больше не занимает мастера: Мадонна и архангел в своей строгой сдержанности и неподвижности напоминают почти скульптурную группу.

Слева изображен святой Петр Мученик. Эта фигура, вероятно, выполнена помощником, тем, который написал также и фигуру святого Доминика на фреске в келье 2.


к.04 - Распятие с Богоматерью, Иоанном, Домиником и Иеронимом

Фрески Сан Марко
Распятие с Богоматерью, Святым Иоанном Евангелистом,
Святым Домиником и Святым Иеронимом
1440-41.Фреска. 178 х 150 см.
Келья 4, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Эту фреску составляют шесть рабочих джорнат (частей, которые отрисовывались за один рабочий день) и определенные упущения в качестве исполнения очевидны иногда в пределах одной и той же фигуры, что предпологает вмешательство помощников Анджелико. Так в фигурах святого Доминика и святого Иеронима виден высокий уровень исполнения голов, написанных одновременно в одной джорнате, но, несомненно, Анджелико не имеет отношения к обработке остальных частей этих фигур, слегка жесткой и схематичной; это особенно заметно в неудачно сделанном ракурсе рук святого Доминика. Сомнения в авторстве Анджелико также вызывает изображение головы святого Иоанна Богослова, нарисованной не вместе с телом, а на другой джорнате - отражая манеру Анджелико в общих чертах, пропорции кажутся слишком уменьшенными, а выражение слишком преувеличенным для руки мастера, и это предполагает вмешательство другого художника.

Некоторые исследователи считают, что фреска этой кельи написана той же рукой, что и фреска кельи № 2. Однако, в любом случае обе фрески исполнены под руководством Анджелико, возможно, подготовившим для них рисунки для отдельных групп в композициях.


к.05 - Рождество

Фрески Сан Марко
Рождество
1440-41. Фреска. 193 x 164 см.
Келья 5, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Следуя популярным тогда религиозным традициям, Анджелико изображает в сцене Рождества Иисуса осла и быка – мирных животных, необходимых в жизни любого крестьянина Средних веков, символизируя осуществление пророчества Исайи: Вся природа будет примирена. Младенец Иисус лежит на голой земле, это символ Божественного пришествия в человеческий мир. Вместе со Святым Семейством изображены святой Петр Мученик и святая Екатерина Александрийская.

Частично эта фреска атрибутируется помощникам Фра Анджелико. Изображения ангелов принадлежат, скорее всего, кисти Заноби Строцци - они характеризуются тем же графическим подходом и схематическим выделением и фиксированным выражением лиц.

Некоторые исследователи считают, что фреска этой кельи написана той же рукой, что и фреска кельи № 2 и что это Беноццо Гоццоли, основываясь на ее декоративной манере и более толстом слое наносимой краски, характерном для Беноццо. Они считают, что эта работа не может быть отнесена Анжелико из-за, безусловно, более низкого ее качества и нетипичной персонализации сцены. Однако, в любом случае эти фрески исполнены под руководством Анджелико и его частичном участии. Как минимум, признается авторство Анджелико в разработке дизайна фрески, в частности фона (хижины).


к.06 - Преображение Господне

Фрески Сан Марко
Преображение Господне
1440-41. Фреска. 193 x 164 см.
Келья 6, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Эта фреска — картина для созерцания, простая и сдержанная. Она повествует, но явно не объясняет изображаемое важное событие. Здесь множество деталей, так что жильцы келье 6 никогда не уставали смотреть на эту работу. Это картина выходит далеко за рамки событий Преображения на горе Фавор - события, описанного в Евангелии от Матфея 17:1-9.

Фигура Христа величественно стоит в центре сцены, раскрывая свои руки в жесте, предвещающем Распятие, Он выделяется, в белых одеждах на белом фоне, в сияющем луче, который ослепляет зрителей. Христос стоит на скале - этим нам напоминают, что на камне он построит свою церковь. В сияющем белом одеянии, Христос трансформируется, преображается. Его лицо и глаза ярки и таинственны. Мы вспоминаем о его Воскресении.

Руки Христа раскинуты, как на Распятии. И как в Распятии, Мария и Иоанн присутствуют у подножия Креста. Под руками Христа изображены головы Моисея и Илии, они напоминают о Ветхом и Новом Заветах и о том, как Новый Завет вытесняет Ветхий. Анджелико употребил всю силу своего таланта в моделировании лиц пророков.

Внизу три апостола, Петр, Иаков Старший (со спины) и Иоанн: первый запечетлен в жесте, прикрывающим глаза, Иаков стоит в позе, полной изумления (обратите внимание на сведенные с нарочитым реализмом руки и ноги), справа Иоанн становится на колени и поднимает руки с глубоким почтением.

По сторонам стоят Мадонна и Святой Доминик: последний выступает в качестве свидетеля сцены и обновляет ее, обрамляя ее в рамках принципов Ордена. Фигура святого Доменика, очевидно, освещена снаружи, сзади, из окна кельи. Мария и святой Доминик, разумеется, не присутствовали на Преображении. Иллюстрируя Священное Писание Фра Анджелико не стремится к исторической правдоподобности, он рисует картину, обозначающую многозначность этого отрывка Писания, он иллюстрирует учение, пророчество и образ для созерцания.

Мы не слышим голоса, упомянутого в Евангелии от Матфея 17:1-9: "Это Сын мой возлюбленный в котором мое благоволение; Его слушайте", но мы видим действие слов Голоса на Апостолов: страх.

Фрески Сан Марко
Преображение Господне. Фрагмент

Петр кажется самым напуганным. Нам предлагается вспомнить, что ученики испугались, услышав голос, и Христос сказал им: «Встаньте. Не бойтесь».

Картина Фра Анджелико — больше, чем простое изображение конкретного библейского события, известного как Преображение (Евангелие от Матфея 17:1-9). Он помещает это событие в его более широкий библейский контекст, в котором мы видим упоминания об Илии и Пророках, строительстве храма Христа на Скале, роли Петра в Церкви, пророчестве о том, что некоторые из апостолов увидят Сына Человеческого во славе до своей смерти, пророчестве Христа о Его смерти и Его Воскресении, непонимание апостолами того, кем был Христос и каково было Его послание.

Фреска «Преображение» входит в то небольшое число работ, которые абсолютно бесспорно и прямо атрибутируются как работа мастера, как в дизайне, так и в исполнении. Фреска состоит из восьми джорнат (частей, которые отрисовывались за один рабочий день), одна из которых включает лик Христа, который Анджелико обработал короткими и решительными мазками, с множеством оттенков для усиления моделирования.

Эту фреску часто называют самой удачной в цикле, великолепной с точки зрения композиции, цвета и света. Симметрия – основа баланса композиции. Композиция разделена по золотому сечению - фигура Христа делит горизонталь фрески пополам, а мандорна (овальный ореол) за ним составляет две трети от общей высоты произведения.

Тела персонажей вылеплены кристаллическим светом, который через светотень дает сильное ощущение пластического рельефа. Черты красивы, но проницательны, драпировка реалистична, пространственное расположение прочно и хорошо выверено (если не учитывать образов Пророков, с крыльями херувимов парящих в воздухе).


к.07 - Осмеяние Христа

Фрески Сан Марко
Осмеяние Христа
1440-41. Фреска. 188 x 164 см.
Келья 7, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Созерцательная сдержанность фресок Сан-Марко нигде не проиллюстрирована лучше, чем в «Осмеянии Христа» в келье 7. Эта сцена является одной из самых известных в цикле фресок Сан-Марко благодаря необычайной лаконичности, с которой трактуется священный эпизод. Вместо того, чтобы изображать унижения Христа в сложном повествовательном произведении, во всей их жестокости, они сводятся к ряду иконографических символов. При этом Анджелико опирался на устоявшиеся прецеденты Треченто.

Фра Анджелико изображает Христа на возвышении, восседающим на красном ложе, своеобразной пародии на трон. Зеленый занавес, обычно используемый для изображения фигур во славе, служит фоном для этой пародии на Его царственность. У Христа завязаны глаза, как и на фреске, где над ним насмехается первосвященник, но сквозь прозрачную завесу мы можем видеть Его закрытые в смирении глаза.

Христос сидит в комнате с простыми ровными стенами, одетый в белую мантию и тунику. Большая плита белого мрамора под ним добавляет светящейся белизны, окружающей Его. На голове Христа – терновый венец. Его фигура дана сидящей в строго фронтальном положении в центре картины. На занавесе за ним изображены символы Страстей - голова плюющего солдата, руки бьющих Его, рука с палкой, прижимающей терновый венец к Его голове. Использование эмблематической иконографии треченто, в данном случае могло быть продиктовано стремлением отойти от драматизма действия и повествовательности, сопряженных обычно с трактовкой этой сцены.

Насилие и унижения, которым подвергся Христос от своих тюремщиков перед распятием, воссоздаются в атмосфере неземной тишины. Изображение Анджелико лишь фрагментарных деталей плюющих и бьющих мучителей, вероятно, было вдохновлено знаменитым «Мужем скорбей» 1404 года Лоренцо Монако (Галерея Академии, Флоренция). Более раннее изображение также могло подсказать Фра Анджелико треугольное расположение двух свидетелей: Девы Марии (слева) и святого Доминика (справа). Во всех других отношениях сравнение с Лоренцо Монако подчеркивает поразительную оригинальность концепции Фра Анджелико.

Предельная композиционная и хроматическая простота лишь умножает ясность сцены, не отказываясь при этом от эффектов редкого мастерства, как, например, расположение в глубину на нескольких уровнях или тонкое разнообразие редуцированных, но разнообразных цветов, как и белых. Одеяние Христа, например, на обработано с чрезвычайной надежностью и объемной завершенностью, что делает его похожим на драпировку мраморной статуи.

Пространство в этом неопределенном месте передано с ренессансной ясностью и последовательностью, что подчеркивает странность символов осмеяния, подвешенных в воздухе. Выражение лица Христа невозмутимо. Он сидит прямо с царственной осанкой; держава в его руке символизирует его владычество над всем миром. Оскорбления его мучителей не огорчают Христа: они являются необходимым исполнением пророчеств об искуплении (Исайя 50:6). Тонко изображенные лица Богородицы и святого Доминика передают то же понимание.

Фрески Сан Марко
Осмеяние Христа. Фрагмент. Мария

Мария отворачивает лицо, но она не плачет, как в Mater Dolorosa. Оба свидетеля, и Мария, и святой Доминик в одинаковом жесте подносят руку к лицу - в доминиканской молитвенной практике это жест, обозначающий интенсивное размышление. Они сидят на низкой ступеньке перед картиной, повернувшись спиной к Христу, в позах интенсивной медитации.

Фрески Сан Марко
Осмеяние Христа. Фрагмент. Святой Доминик

Святой Доминик внимательно изучает Священное Писание, которое лежит на его коленях. Он только что прочитал соответствующую сцену Писания и обдумывает её. В соответствии с духовной практикой Lectio Divina (пособию по Божественному Чтению) это значит, что он находится сейчас на втором уровне - уровне медитации. Результат этой его медитации - у него за спиной, это своего рода медиативный образ сцены Поругания Христа, то, что возникло в его воображении. Это то, к чему должен также стремиться и молящийся.

Фигуры на этой фреске кажутся упрощенными и облегченными, цвета мягкими и тусклыми. В таких контекстах сильная пластичность формы и цвета, заимствованная у Мазаччо, по контрасту создает ощущение яркой абстракции. Жесты вдохновлены разнообразным и естественным диапазоном, который затем можно будет найти на фресках капеллы Николина в Ватикане.

По общему признанию эта фреска принадлежит руке самого Анджелико. В сидящей фигуре святого Доминика наблюдается заметное различие в стиле, качестве и технике отрисовки его правой руки — чистой, полупрозрачной и смоделированной так же хорошо, как и голова фигуры — и левой руки, которая имеет не те пропорции и становится тяжеловесной из-за своей плотной раскраски и сильно выделенного контура. Тщательное изучение поверхности стены показало, что верхняя часть фигуры, включая правую руку, была включена в одну джорнату (часть штукатурки, закрашенную за день), а остальная часть фигуры в другую. Так что стилистические несоответствия между двумя джорнатами объясняется вмешательством помощника, которому фра Анджелико доверил завершение фигуры. Такая же непрозрачная палитра и немодулированные контрасты света и тени характеризуют также и фигуру Богородицы, написанную на другой джорнате, которая обычно считается работой Беноццо Гоццоли.


к.08 - Воскресение Христа

Фрески Сан Марко
Воскресение Христа
1440-41. Фреска. 189 x 164 см.
Келья 8, Монастырь Сан Марко, Флоренция

В верхней части композиции в келье 8 возносится фигура Иисуса Христа. Воскресший Христос парит над всем, он невесом и окружен мандролой света, излучаемого его телом. Он – победитель и несет в левой руке знамя победы, на котором цветом крови нарисован крест, а в правой - пальмовый лист. Крест больше не символ позора, но знак победы и любви, которая сильнее греха, ненависти и зависти.

Внизу, у опустевшего гроба изображены Богородица и три Марии, жены мироносицы, принесшие благовония ко гробу для помазания тела умершего Христа. У них в руках - сосуды для масла. (Жены мироносицы - это Мария Магдалина, Мария Клеопова, дочь Иосифа Обручника, и Мария Саломея, мать сыновей Зеведеевых Иоанна и Иакова). Женщины пошли к могиле ранним утром, чтобы закончить ритуал погребения. Прибыв туда, они находят могилу пустой. Здесь могила изображена в виде мраморного римского саркофага, помещенного в грот.

Богородица смотрит на гроб слегка наклоняясь, держа руку у лба, в неожиданности и открытии, разрушающем нормальный порядок вещей. Три другие женщины – на втором плане. Их лица отмечены болью и слезы текут в углах глаз. Лицом к лицу перед ними, ангел сидя на пустой гробнице объясняет святым женщинам, что произошло. Показывая на небо он говорит им не «искать живого среди мертвых» и поручает им донести хорошую новость всем другим ученикам Христа. (Войдя, они увидели ангела, который сказал им: «Он воскрес, его нет здесь; посмотрите место, где его положили».(Марк 16:1-6))

Слева святой Доминик преклоняет колени в медитации.

В исполнении Трех Марий идентифицирована рука Беноццо Гоццоли - он был ответственен за две фигуры на заднем плане этой сцены, однако сомнительно, что он написал также и третью фигуру, на переднем плане - она отличается четкой техникой рисования и не столь непрозрачной палитрой. Её можно приписать непосредственно Анджелико — автору, видимо, остальной части фрески. В поддержку такой гипотезы служит то, что эта фигура занимает свою собственную джорнату, отдельную от той, на которой нарисованы две другие.


к.09 - Коронование Марии

Фрески Сан Марко
Коронование Марии
1440-41. Фреска. 184 x 167 см.
Келья 9, Монастырь Сан Марко, Флоренция

По сравнению с Прославлением Богородицы из галереи Уффици или Коронацией Богоматери из Лувра, предназначенными соответственно для церкви Сан-Эджидио госпиталя Санта Мария Нуова и церкви Сан Доменико во Фьезоле, Коронация Богородицы кельи 9 оказывается совсем другой.

Возвышаясь на облаках, Сын Божий венчает свою мать, Царицу Небесную. Этот ритуал представляет собой мистический брак между Христом и его церковью, которую символизирует Мария. Невидимая и неописуемая архитектура небес изображается лучистыми облаками и кольцами кругов, символизирующих единство, совершенство и вечность. Акт коронования совершается здесь не перед толпой зрителей — главная сцена отделена, а шесть коленопреклоненных святых в нижней части пространства лишь свидетельствуют о ней, не являясь ее непосредственными участниками.

Ореол белого божественного света, который окружает сиденья из облаков, изолирует группу святых и заряжает ее безмолвным мистицизмом. Толкование евангельского факта здесь свободно от лишних декоративных отвлечений и более чем когда-либо соответствует достижениям Мазаччо. Сцена передает ощущение неподвижности, которое подчеркивает плоский фон, изолируя главные фигуры и избегая любых отвлекающих факторов, отвлекающих внимание зрителя от границ сцены. На эту новую фазу искусства Анджелико, безусловно, повлияло предназначение комнат, где монахи жили жизнью созерцания, молитвы и медитации.

Святой Доминик и святой Франциск - первые, центральные персонажи, которых мы видим ниже Христа, коронующего Марию. Святые Бенедикт, Петр Мученик, Фома Аквинский и Марк - также "присутствуют" на сцене, соединившись в своем созерцании с бесконечным и вечным Богом. Они держат руки в сторону от сцены коронования и смотрят в небеса, не будучи ослепленными небесным блеском как Апостолы в Преображении. Они возводят «беспристрастные и спокойные глаза своего разума к этому излиянию Света». Их фигуры кажутся упрощенными и облегченными, цвета мягкими и тусклыми. В таких контекстах сильная пластичность формы и цвета, заимствованная у Мазаччо, по контрасту создает ощущение яркой абстракции.

Фрески Сан Марко
Коронование Марии. Фрагмент

Мария изображена с прижатыми к груди руками, она подалась вперед, принимая от Христа украшенную жемчугом и рубинами корону. Она сидит рядом с ним в соответствии с традиционными композициями этой сцены. Белые одежды Христа и Мадонны обработаны с уверенностью и объемной завершенностью, что делает их похожими на драпировки мраморных статуй.

Мы не видим здесь обилия ангелов, торжественности, великолепия, но, тем не менее, изысканность сцены успешно визуализируется, хотя и с помощью совсем других технических средств. Цвета картины приглушены, игра белого, охры, розового и зеленого поддерживается темными одеяниями святых. Великолепие и богатство сцены не заглушаются бедностью материалов и строгой простотой композиции. В этой фреске Анджелико слияние натурализма образа и абстракции представленной концепции затрагивает вершины, которые только в 20 веке искусство будет ставить перед собой как достижимую цель.

"Коронование Марии" одна из первых фресок, выполненных Фра Анджелико для монастыря Сан Марко. Она является частью того небольшого числа произведений, прямая атрибуция которых абсолютно бесспорно принадлежит мастеру как по замыслу, так и по исполнению.

В этой серии фресок Анджелико уходит от средневековых прототипов и через ограниченное использование фигур, сдержанность явной передачи эмоций, строгое использование цвета создает свой собственный стиль замечательной изобразительной силы.


к.10 - Принесение во храм

Благодаря реставрации в кельях верхнего этажа монастыря Сан Марко в 1981 г., фрески Фра Анджелико были раскрыты в своем первоначальном состоянии. Колорит их оказался светлее, чем до расчистки, цветовые соотношения — тоньше. Передача пространства и моделировка фигур проявились с большей определенностью, ясней обозначилось различие между фресками, выполненными самим Анджелико и его помощниками.

Фрески Сан Марко
Принесение во храм
1440-41. Фреска. 158 x 136 см.
Келья 10, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Особенно сильно расчистка изменила фреску "Принесение во храм". Были удалены записи фона красной краской, что позволило восстановить пространственные интервал между фигурами и архитектуру на заднем плане композиции, в том числе алтарь с возженным на нем пламенем между фигурами Мадонны и Святого Симеона. В своем подлинном виде предстали также фигуры Петра Мученика, блаженной Вилланы и младенца Христа, переписанные в середине XIX века. Стало ясно, что значительная часть фрески «Принесение во храм» в келье 10 принадлежит руке Анджелико.

Эта картина, как и другие в этом цикле фресок, создает ощущение неподвижности, которое подчеркивает спокойный архитектурный фон, изолируя главные фигуры и избегая любого отвлечения, которое уводит внимание за границы сцены. В центре находится жертвенник с горящим в нем пламенем, перед которым священник Симеон нежно держит на руках маленького Иисуса. Показанная в профиль Мадонна, очень похожая на ее изображение на фреске "Преображение Христа", простирает руки к сыну, а позади нее стоит святой Иосиф с корзиной приношений. Фон картины создает визуальное впечатление ниши на стене, ее арка с отделкой ракушками повторяет форму арки свода кельи в пространственной непрерывности между реальной и нарисованной архитектурой помещения.

По бокам "свидетелями" этой сцены являются святой Петр Мученик и блаженная Виллана - два святых, связанных с доминиканским орденом, в частности, с флорентийской средой. Фигуры вытянуты, но эффективная светотень не позволяет им казаться эфирными, как в готическом искусстве.

Фрески Сан Марко
Принесение во храм. Фрагмент. Святой Симеон с Младенцем Христом

Одеяние преподобного Симеона отражает идущий из окна кельи свет, усиливающий свои радужные отблески по мере изменения глубины. Персонажи кажутся упрощенными и облегченными, цвет приглушен, реставрация выявила более яркие и богатые цветовые нюансы, чем предполагалось ранее. Сильная пластичность формы и цвета основных персонажей, заимствованная у Мазаччо, по контрасту создает ощущение яркого видения.


к.11 - Мадонна с Младенцем

Фрески Сан Марко
Мадонна на троне со святыми Августином и Фомой Аквинским
1440-41. Фреска. 179 х 150 см.
Келья 11, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Келья 11 соединена со смежной кельей 10, они предназначены для проживания одного из старших монахов.

Разделение фрески этой кельи на джорнаты (части, выполняемые в течение одного рабочего дня и, стало быть, написанные одним художником) соответствует целым фигурам или группам, что облегчает различение руки Анджелико — узнаваемой в фигуре святого Августина — от посредственного помощника, чье вмешательство здесь можно обнаружить; того же художника можно снова идентифицировать в декоративном окружении "Распятия" в Зале Капитула, где он отвечал, по крайней мере, за изображение блаженного в первом медальоне справа. Во всяком случае, это не мастер кельи 2, как это часто предполагается.

Святой Августин (354-430) считается одним из Отцов христианской церкви. Он был богословом и философом, влиятельнейшим проповедником, сочинения которого оказали значительное влияние на христианское учение. В конце жизни был назначен епископом в Гиппоне (Римская Африка).

Святой Фома Аквинский (1225-1274) – философ и теолог, Учитель Церкви, основатель томизма, член ордена доминиканцев. Считается наиболее авторитетным католическим религиозным философом, который связал христианское вероучение, в частности идеи Святого Августина, с философией Аристотеля. Известен также своими формулировками пяти доказательств бытия Бога.

Встречается также мнение, что на этой фреске рядом с Богоматерью и Младенцем изображены на самом деле Святой Зиновий и Святой Доминик (что, на наш взгляд, менее вероятно). Святой Зиновий (343-417) – первый епископ Флоренции. Обратился в христианство в молодости. Ему приписывали удивительную способность воскрешения умерших.


к.22 - Распятие с Богоматерью

Фрески Сан Марко
Распятие с Богоматерью
1440-41. Фреска. Келья 22. Монастырь Сан Марко, Флоренция

Фреска в келье 22 - единственная фреска Сан Марко, безошибочно отражающая стиль Беноццо Гоццоли, ученика Фра Анджелико. Она раскрывает более продвинутую фазу его развития как художника: фазу, отмеченную явно более графической и выразительной идиомой, характеризующейся сильными контрастами света и цвета, такими, как мы находим их потом на фресках Гоццоли в капелле Медичи. Это предполагает более позднюю дату написания фрески кельи 22 - ближе к концу цикла или даже после его завершения. Во всяком случае, эта фреска вряд ли была написана вместе с остальными фресками восточного коридора - например, стиль фигуры Богородицы контрастирует со стилем её изображения в кельях 4, 5, 7, 11, 24, 27, выполненных, как можно предположить, также Гоццоли (впрочем, существует мнение, что степень участия Гоццоли в создании фресок восточного коридора сильно преувеличена и вместо него помощником Анджелико в этой работе следует считать другого художника). Возможно, что первоначально в келье 22 находилась другая фреска, которая была повреждена во время строительства южного коридора и впоследствии переписана Гоццоли (уже в его новом стиле) заново, композиционно по аналогии с фресками келий послушников.


к.23 - Распятие с Богоматерью и Св. Домиником

Фрески Сан Марко
Распятие с Богоматерью и Св Домиником
1440-41. Фреска. Келья 23. Монастырь Сан Марко, Флоренция

Фреска кельи 23 представляет редкий для Италии тип Распятия - с Христом, пригвождаемым к Кресту Добродетелями. На ней изображены парящие вокруг Креста Добродетели с молотками, которыми они забивают гвозди глубже в дерево. Известно около 20 работ с подобной иконографией и только две из них находятся в Италии, остальные - в регионе севернее Альп.

На этой фреске высокое качество живописи присуще фигуре Святого Доминика, которая по своей типологии и моделированию светом напоминают Магдалину в "Noli me tangere" в келье 1. Его лицо, эффектно подсвеченное сзади, мягко спадающие складки хитона с явным трехмерным эффектом - это, вероятно, работа самого Фра Анджелико.

Руку Анджелико, вероятно, можно узнать также в фигуре Христа, в которой тонкость исполнения сочетается с мягкостью формы, отсутствующей в изображениях "Распятия" в соседних кельях. Впрочем, как можно судить по некоторой склонности к графическому стилю, фигуру Христа, возможно, рисовал и Беноццо Гоццоли, ученик мастера.

Упрощенные формы Богородицы все еще соответствуют традициям Треченто и напоминают фигуры Адама и Евы в раннем «Благовещении» из церкви Сан-Доменико (сейчас в музее Прадо, Мадрид). Это, вероятно, работа последователя Анджелико, и вряд ли это Гоццоли из-за их архаичного качества.


к.24 - Крещение Христа

Фрески Сан Марко
Крещение Христа Иоанном
1440-41. Фреска. 179 х 148 см. Келья 24, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Эпизод крещения, о котором свидетельствуют четыре евангелия, представлен в келье 24 как момент, когда небо и земля воссоединяются. Согласно Библии, небо разверзлось - это представлено множеством облаков вокруг голубя, представляющего Дух Божий. Деятельность Иоанна Крестителя вызвала широкое народное движение, которое готовило приход Царствия Небесного. Обряд крещения был создан, чтобы отпускать грехи. Иисус принял участие в этом движении и Иоанн его назвал «тем, кто должен был прийти». Иисус не нуждался в очищении от греха. Представляется, что его крещение - солидарность с народом, его вход в большое движение ожидания прихода Царствия Небесного, которому Иисусу собирался посвятить всю свою жизнь, отказываясь от любого другого образа жизни. Речь идет о новом этапе жизни Иисуса. Он стоит без одежд, его тело сияет, Иоанн выливает ему воду на голову щедрым и энергичным жестом.

Композиция, в которой доминирующим элементом становится размашистый пейзаж, носит здесь более описательный характер. Некоторая несогласованность фигур, написанных с каллиграфической точностью, и линейный акцент, снижающий их выразительность, но повышающий их декоративность - это элементы, который отдаляет бо́льшую части фрески от манеры Анджелико. Они напоминает стиль Заноби Строцци. Именно в творчестве Строцци мы находим не только тот же интерес к подробному описаннию пейзажей, но и графический подход, схематическое выделение и фиксированное выражение лица в изображении Христа.

Единственные фигуры на фреске "Крещение" могут быть приписаны Анджелико в силу их более точного исполнения, — это Богородица и Святой Доминик.

Густо нарисованные коленопреклоненные ангелы слева, которые демонстрируют сходство с фигурой Богородицы в келье 7, похоже, выполнены рукой Беноццо Гоццоли.


к.25 - Распятие с Богоматерью, Марией Магдалиной и Св. Домиником

Фрески Сан Марко
Распятие с Марией, святым Домиником и Марией Магдалиной
1440-41. Фреска. 176 х 136 см. Келья 25, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Традиционно считали, что эта фреска принадлежит руке Мастера кельи 2. Однако, анализ возможных исполнителей по джорнатам (частям фрески, выполняемых художником за один рабочий день) показывает, что прекрасное изображение святого Доминика - вставка, соответствующая отдельной джорнате - принадлежит, видимо, руке самого Анджелико. Изображение лица святого, вылепленное светом, предвосхищает ясно наблюдаемый натурализм "Распятия" из Зала Капитула.

Руке Анджелико, вероятно, относится и тонко исполненная фигура Христа, мягкость формы которой, также как и у фигуры Христа в келье 23, не наблюдается в изображениях "Распятия" в соседних кельях.

Исполнителем фигуры Богородицы, выполненной в традициях Треченто, является, по-видимому, тот же не слишком совершенный исполнитель фигуры Марии в келье 23 - мы упоминали, что из-за архаичного качества этого фрагмента вряд ли этим художником был Беноццо Гоццоли.


к.26 - Муж скорбей

Фрески Сан Марко
Муж скорбей
1440-41. Фреска. 165 х 142 см. Келья 26, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Фреска следует традиционной иконографии и изображает Христа, демонстрирующего свои раны, на фоне орудий Страстей. Однако иконография этой фрески значительно шире, чем это бывает обычно - вместе с традиционными орудиями Страстей здесь изображены Поцелуй Иуды, а также Отречение Петра.

Фрески Сан Марко
Муж скорбей. Фрагмент

Замечательно нарисованная голова Петра выдаёт руку мастера. Это, видимо, работа самого Фра Анджелико, он, видимо, написал всю верхнюю часть фрески с символами Страстей. Его же руке, скорее всего принадлежит и фигура Богоматери со свойственными мастеру элегантными линиями и компактной моделировкой фигуры, что отличает ее от других изображений Богородицы в кельях Восточного коридора.

Беноццо Гоццоли вмешался в исполнение этой фрески в джорнате, включающей в себя восстающего из гробницы Христа и фигуру святого Доминика, обе из которых характеризуются заполненными округлыми формами.


к.27 - Бичевание Христа

Фрески Сан Марко
Бичевание Христа
1440-41. Фреска. 165 х 142 см. Келья 27, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Пилат понял, что верховные жрецы отдали под суд невиновного, но он полагал, что их неприязнь к Иисусу удовольствовалась бы его унижением посредством бичевания. Сцена бичевания представлена Анджелико на этой фреске композиционно очень сдержанной и торжественной. Она происходит в дворцовом архитектурном обрамлении – Иисус стоит на возвышении в торжественном зале с колоннами, с частью стены, закрытой красным. Этот цвет, подходящий разве что для королевского дворца, резко контрастирует с телом Христа, привязанного к колонне. Христос как бы противостоит зрителю – молящемуся в келье монаху, который стоит перед ним со стороны, с которой происходит бичевание. Таким образом создается сопереживание в духе покаянной практики, развившейся после большой эпидемии чумы, опустошившей пол Европы. Чувство вины рождалось из интерпретации этой эпидемии как посланного Богом бедствия для наказания за грехи народа.

В этой фреске, однако, прослеживается ярко выраженный архаизм, а также другие заимствованные из рукописного иллюминирования элементы. Особенно это проявляется в стройной хрупкости фигуры Христа, прислонившегося к колонне в неестественной позе, напоминающей готические модели, в несостоятельности архитектуры, которая нереалистична, несмотря на попытки перспективного ракурса, и, наконец, в схематическом изображении черт лица, обозначенных темными очертаниями и тяжелыми белыми бликами. Даже фигура Богородицы которая - возможно, потому, что она выполнена другим художником - отличается бо́льшим физическим присутствием, выдает отголоски поздней манеры Лоренцо Монако и художников его круга, как и фигура святого Доминика.

Сравнение этой фрески с миниатюрой "Обезглавливание святой Екатерины" в антифонарии Сан-Гаджио (миссал 10073 в музее Сан-Марко) проливает дополнительный свет на этот вопрос - видимо, это над этой фреской работал Баттиста ди Бьяджо Сангвини.


к.28 - Несение креста

Фрески Сан Марко
Несение креста
1440-41. Фреска. 148 х 131 см. Келья 28, Монастырь Сан Марко, Флоренция

По сравнению с другими фресками эта работа меньше по размеру. Пропорции фигур персонаженй на ней несколько не соответствуют друг другу. Если фигура святого Доминика, которая по своей типологии и моделированию светом напоминают Магдалину в "Noli me tangere" в келье 1, а также прозрачная фигура Христа, богатая своей выразительной интенсивностью, могут быть отнесены к работе непосредственно Анджелико, то непропорционально большая, плоская и несколько угловатая фигура Марии написана, скорее всего, его помощниками.


к.29 - Распятие с Богоматерью и Петром Мучеником

Фрески Сан Марко
Распятие с Марией и святым Петром Мучеником, Голгофой и черепом Адама
1440-41. Фреска. 186 х 146 см. Келья 29, Монастырь Сан Марко, Флоренция

Возможно, что исполнение этой фрески, включая её рисунок, Анджелико поручил своим соратникам. Об этом можно судить по слишком широким мазкам, которыми написаны складки мантии Богоматери и скальные камни вокруг, а также некоторым трудностям с изображением левой руки Петра Мученика. Существует мнение, что исполнителем здесь был Беноццо Гоццоли, однако такую аттрибуцию принять трудно - фигурам не хватает объема и пластичности, отличающих манеру Гоццоли.

Этой картине, скорее, присущи характерные черты работы другого художника. Тела персонажей теряются под обильными накидками и мантиями, их материальность выражена кратко очерченными складками, выполненными широкими мазками бледного цвета, в технике, характерной для живописи манускриптов. Выразительность и типология рисунков как бы заимствована из иллюстраций Анджелико в миссале 558. Сразу вспоминается миниатюрист, который был другом Анджелико и находился под его сильным влиянием: Баттиста ди Бьяджо Сангвини. Интересно сравнить фреску кельи 29 и миниатюру Сангвини "Святой Августин, представляющий свои Правила монахиням" на листе 19v антифонария из церкви Сан-Гаджио (музей Сан Марко, миссал 10073), в которой мы наблюдаем такое же обращение со светом и то же печальное выражение на лице святого Августина, что и у святого Доминика на фреске кельи 29, тогда как суровый тип лица монахинь напоминает тип лица Девы Марии на этой фреске.


к.30 - Распятие с Богоматерью и Св. Домиником

Фрески Сан Марко
Распятие с Богоматерью и Св Домиником
1440-41. Фреска. 132 x 134 см. Келья 30. Монастырь Сан Марко, Флоренция

Распятие с горюющей Марией, сидящей на земле - тема, созвучная работам Лоренцо Монако. Это весьма качественная фреска. Фигура святого Доминика, возможно, написана Беноццо Гоццоли, а вот фигуры Марии и Христа могут быть работами самого Анджелико. Так образ Богородицы перекликается с примерами Анджелико начала 1430-х годов - чрезвычайно драматические черты Девы Марии напоминают черты ее аналога в Алтаре церкви Святой Троицы "Снятие с Креста".



предыдущая следующая
c-rover
2009 - 2022
содержание